Придирчивый взгляд нового УПК на нарушение права на защиту

За время независимости Украины в связи со стремлением общества ко внедрению и развитию европейских демократических принципов, прежде всего в отношениях между гражданином и государственным аппаратом, процесс совершенствования защиты прав человека с каждым годом приобретает все большую актуальность.
Еще в 1996 году с принятием Конституции Украины была закреплена норма, которая является основой любой процессуальной деятельности — каждый имеет право на правовую помощь! Основной Закон гарантирует, что подозреваемый, обвиняемый или подсудимый имеет право на защиту, и каждый является свободным в выборе защитника своих прав. Конституция четко указывает, что именно адвокатура действует для обеспечения права на защиту от обвинения и предоставления правовой помощи при решении дел в судах и других государственных органах.

Но многолетняя адвокатская практика, к сожалению, не редко указывала на то, что правоохранительные органы, особенно органы дознания и досудебного следствия, «руководствуясь» нормами старого Уголовно-процессуального кодекса Украины (УПК), который действовал еще с 1960 года неоднократно пренебрегали правами граждан ради интересов государства. Практика «советского» процесса за несколько десятилетий настолько проникла в головы государственных служащих, что для них безусловной основой процесса является фраза главного киногероя Г.Жеглова: «Вор должен сидеть в тюрьме», и не было важно, какими средствами это будет достигнуто. Однако никто не обращал внимания, что, нарушая процессуальные нормы для достижения цели наказания, государственные органы сами нарушали Закон — поэтому юридически ничем не отличались от преступников.
Но и после принятия Конституции, положения которой являются нормами прямого действия и четко указывают на незыблемость права лица на защиту, «непонимание» такого права со стороны правоохранительных органов привело к необходимости разъяснения его Конституционным Судом Украины в решении от 30.09.2009 года, согласно которому адвокат вправе предоставлять лицу правовую (юридическую) помощь даже во время допроса в качестве свидетеля в органах дознания, досудебного следствия и суде, а также во время дачи пояснений в процессе правового общения со всеми правоохранительными и другими государственными органами.

После этого решения и до момента вступления в силу нового Уголовного процессуального кодекса Украины (УПК) 2012 года все равно случались не редкие случаи, когда органы дознания не давали возможности свидетелю привлечь адвоката к участию в деле, пока защитник самостоятельно не «пробивался» к клиенту — имели место даже смешные попытки составления протокола в отношении адвоката о неповиновении требованиям сотрудника милиции оставить клиента одного для дачи пояснений.

И можно было бы посмеяться, если бы не было так грустно, потому что предыдущий УПК конечно же регулировал и обеспечивал право лица на защиту, но участники процесса со стороны обвинения иногда позволяли себе пренебрегать строгим соблюдением этих положений, чтобы получить пусть и неподобающе добытую, но хоть какую-то доказательную базу, поскольку суд, прокурор, следователь и лицо, производящее дознание, имели возможность оценивать доказательства только по своему внутреннему убеждению.

Таким образом, имели место отдельные случаи, когда работники органов дознания или досудебного следствия позволяли себе проводить некоторые следственные действия без участия адвоката или с участием того адвоката, которого предоставлял следователь. И такие случаи становились почти нормой, потому что прокуратура, которая рассматривала жалобы на подобные действия, делала выводы, что нарушений не было, поскольку лицо не нуждалась в обязательно участии адвоката. На все жалобы, которые рассматривались в судебном порядке, судьи позволяли себе обращаться к адвокатам с предложением «не бегать как с флагом со своим правом на защиту». Создавалось такое впечатление, что суд не является органом, который призван, руководствуясь законом, всесторонне, полно и объективно рассматривать все обстоятельства дела, а является продолжением и неотъемлемой составной частью карающего механизма государства, хотя является отдельной независимой ветвью власти.
Оставалось только обидно удивляться, поскольку право на защиту, как и невиновность лица до тех пор, пока его вина не будет доказана судом, а также правовая концепция, что все сомнения трактуются в пользу обвиняемого — три кита, на которых основывается теория уголовного процесса!

Но адвокатская профессиональная общественность, наконец, добилась своего в виде нового УПК, нормы которого относительно права лица на защиту учли печальный предыдущий опыт.

Сегодня новый УПК запрещает проведение следственных действий без защитника, если подозреваемый, обвиняемый возражает против этого (ч.2 ст.46). Следователю, прокурору, следственному судье и суду нельзя давать рекомендации относительно привлечения конкретного защитника (ч.1 ст.48), а при необходимости проведения неотложного следственного действия при невозможной участия защитника, избранного лицом, разрешено привлекать только того адвоката, которого назначает орган, уполномоченный на предоставление бесплатной правовой помощи (ст.ст.47, 49, 53). Кроме того, новый УПК четко указывает право свидетеля пользоваться правовой помощью адвоката (ст.66).

Но лучшее достижение нового УПК по этому вопросу — это признание того, что доказательства, полученные в результате существенного нарушения прав и свобод человека, является недопустимым!

Среди деяний, которые суд обязан признать существенными нарушениями прав и свобод человека согласно ч.2 ст.87 УПК Украины является нарушение права лица на защиту. Новый УПК содержит достаточно широкий круг прав на защиту, которое, прежде всего, включает в себя право подозреваемого и обвиняемого, предусмотренные статьей 42, которые они могут реализовывать собственными действиями. Значительной составляющей права на защиту являются права, которые осуществляются с помощью защитника путем реализации его прав и обязанностей, основные из которых среди новых были перечислены выше, кроме, конечно же, тех, которые были заимствованы из старого УПК.

Также отныне право на защиту требует от следователя, прокурора, следственного судьи, суда соответствующих встречных действий, регламентированных статьей 20, которая обязывает перечисленные органы разъяснить право на квалифицированную помощь со стороны избранного или назначенного защитника, обеспечить участие защитника в деле, предоставить ему документы и материалы уголовного производства для ознакомления, рассмотреть заявленные ходатайства и жалобы, своевременно сообщать защитнику о времени и месте проведения процессуального действия и др.

Кроме того, с нарушением права на защиту тесно связано другое существенное нарушение прав и свобод человека, которое также является основанием для признания доказательства недопустимым — это получение показаний и ответов на вопросы с нарушением права отказаться от этого или не уведомление лицу о наличии такого права. Такое нарушение в большинстве случаев связано только с отсутствием

Рубрики

Добавить комментарий